CANSCOUNCIL

Раньше было помело, теперь стало НЛО

Есть в Америке маленький городок Розуэлл, где будто бы несколько десятков лет назад потерпел крушение НЛО. Было

или не было, никто не знает, но городок процветает – туристы едут, сувениры покупают. В Пермском крае решили сделать что-то подобное – уфологический заповедник в деревне Молебка. Хоть сервис там пока не на американской высоте, зато тарелки в небе толпятся, можно сказать, целыми летающими сервизами. Наш корреспондент решила отправиться на место, куда в скором времени попасть будет ой как непросто.Подготовка[У замглавы аномального района и галстук соответствующий] – Так, записывайте: дождевик, резиновые сапоги, накомарник, рюкзак, спички, продукты, – диктуют мне из администрации Молебки, как указания из Центра управления полетами.Чтобы пришельцы с какой-нибудь Альфы Центавра не приняли меня в таком образе за свою, выбираю вместо накомарника спрей от мошек и клещей. Суровые, как в ЦУПе, молебские чиновники соглашаются, но предупреждают:– Пойдете семь километров вглубь тайги, это вам не прогулка по Арбату!Пока я собирала экипировку и командировочные, не иначе как космическое провидение привело в нашу редакцию известного пермского журналиста Юрия Беликова. Он излазил аномальную зону вдоль и поперек. Кажется, это именно он придумал термин «Пермудский треугольник».– Они не всем показываются, – сказал Юрий Беликов, подумал и добавил: – Но вам, может, и покажутся.– Почему это? – не то чтобы испугалась я.– Потом поймете, – не стал вдаваться в подробности Юрий и напоследок, как настоящий космический старожил, дал мне, салаге, ценный совет: – Фотографируйте все подряд. Травку, кустики, деревья. Вернетесь в Москву, обнаружите много интересного…Администрация Земли[Светящихся шаров нашей экспедиции зафиксировать не удалось. Но многие другие уверяют, что смогли] Не знаю, как насчет внеземной цивилизации, но земная до Молебки пока еще не добралась. Местные, кстати, говорят более хлестко: «Молёбка» – через «ё». Поневоле задумаешься, какое «ё-мое» и «ёпрст» ожидает тебя впереди.Кроме летающих тарелок, в этот аномальный угол больше ничего не ездит. Электричка из Перми останавливается в 50 км отсюда, а дальше энтузиасты идут пешком с рюкзаками и палатками. По дороге ночуют, жгут костры и надеются, что к ним на туристский огонек заглянут гости с других планет.Меня, к счастью, на перроне встретили представители администрации района и в данном случае можно смело сказать: планеты нашей Земли.– Вот тут журналисты приезжают, посмеиваются, – издалека начал замглавы Валерий Петрович Нагорный. – А потом звонят из Москвы и жалуются: снимали-снимали в аномальной зоне, а в итоге на пленке ничего не получилось.Жизнь Валерия Петровича – как у обычного сельского замглавы. Встречи, контакты, переговоры. Только иногда эти встречи и контакты, как бы это сказать, не совсем обычные…– Я люблю в небо смотреть и сплю мало, поэтому, может, и вижу больше, чем другие, – продолжил Валерий Петрович. – Недавно вышел во двор, а метров за сто над линией электропередачи застыла серебристая штуковина, и из нее три луча. Пошел разбудил жену и сына – как свидетелей. Сын взял бинокль, а про фотоаппарат никто из нас так и не вспомнил, хотя он у меня рядом с кроватью висит. На всякий случай – в местах-то живем необычных…И пока я еще решала для себя вопрос, не начал ли Валерий Петрович информационную раскрутку нового туристического объекта лично с меня, он на полном серьезе достал из стола журнал «Уфологический вестник», который, как признался, любит полистать на досуге. Но в деле создания уфо-заповедника Валерий Нагорный манны небесной не ждет, а четко действует.– Мы заказали разработку проекта пермскому филиалу Московского университета сервиса. Туризм здесь и так есть, только неорганизованный, вот думаем, как ему придать цивилизованный вид. Решили поставить на месте телескоп, разработать маршрут, уже и инвесторы подтягиваются.Когда Валерий Петрович сказал, что под гостиницу освободили местную школу – детей перевели учиться в райцентр, – я поняла, что все серьезно.– А вы как думали? – подмигнул чиновник. – Мне даже галстук подарили соответствующий. Я в нем на работу теперь хожу.На галстуке Валерия Петровича вышиты летающие тарелочки.«Урологи приехали»Летающая тарелка – это первое, что я увидела в Молебке. Серебристый летательный аппарат был нарисован на стене автобусной остановки.По дороге родилось первое предположение: может, инопланетяне облюбовали для своих визитов именно Молебку, потому что местный ландшафт в рытвинах и колдобинах очень уж напоминает им родные марсианские кратеры? В деревне мою догадку отметают сразу: аномалии здесь появились раньше, чем постсоветское раздолбайство. Еще жрецы древних манси приходили сюда молиться и совершать жертвоприношения. А советские колхозники думали, что живут рядом с секретным аэродромом, потому что над головой часто летало что-то странное. Сама деревня Молебка зародилась после того, как русский капиталист Демидов поставил тут завод по добыче железной руды, но потом это дело бросил (по официальной версии – руда была плохого качества), а потомки тех рабочих так и живут здесь до сих пор.– Я еще маленький был, несколько раз видел что-то серебристое в небе, а бабка моя говорила, что это духи, нечисть. Крестись, говорила, – рассказал мне водитель Валера.«Раньше было помело, теперь стало НЛО», – посмеиваются в Молебке.Вообще, к дискуссии на тему, есть ли жизнь на Марсе, в Молебке нужно быть готовым всегда. Закупаю продукты в магазине.– В Зону, что ли, собираетесь? Вы эти, как их, урологи, что ли?– Нет, я не уфолог. А вы что-нибудь необычное видели?Баба Маша стоит на позиции, что вся местная аномальщина – враки. Но тут же рассказывает, как однажды видела радужный крест во все небо, позвала соседа полюбоваться, а тот ничего не увидел.– Вот что это было? – задает баба Маша вопрос куда-то в пространство.После того как некоторые ученые выдвинули гипотезу происхождения НЛО в Молебке – то ли разлом земной коры, то ли демидовские копи вызывают у людей галлюцинации, – многие местные стали менее откровенными. Кому охота выглядеть «глюкнутым»? Некоторые еще предполагают, что дело не в летательном, а в самогонном аппарате. Мол, по пьяни чего только не привидится. А пьют в Молебке не меньше, чем везде. Как здесь говорят: «Одна звездочка, две, но лучше – пять».Сталкер[Сталкер зоны Николай Бачурин готов к встрече с земными и внеземными существами] Найти проводника в Зону непросто.– Я последний раз туда своего родственника из Костромы водил, знаю место как свои пять пальцев, но вдруг заплутали, – разводит руками специалист Молебкинского сельсовета по работе с территорией Николай Алексеев. – Несколько часов блуждали. А когда отснятую пленку проявили – там вокруг нас какие-то прозрачные шары летают. Жена эту пленку спрятала от греха. Чертовщина, говорит.Палочка-выручалочка всех туристов, «первооткрыватель Зоны» пермский геолог Эмиль Бачурин, по местной легенде, первым увидел загадочные круги на полях, привез журналистов, вслед за которыми потянулись и обычные люди. Сам Эмиль Бачурин продал квартиру в Перми и переехал жить в Молебку. Правда, в последнее время он почти совсем ушел в алкогольный астрал. Но напоследок рассказал миру историю о том, как инопланетянин попросил у него прикурить. Землянин не отказал. С тех пор в Молебке ждут, когда Эмиль Федорович протрезвеет, чтобы выведать подробности. Остается другой Бачурин – Николай Григорьевич. Из окон своей маленькой избушки на берегу реки Сылва он чудес видел больше, чем показывают в программе «Вокруг света».– Первыми на моей памяти сюда приезжали ученые из академии наук еще в 1977 году. Провели несколько дней в тайге (я тогда был председателем колхоза), спрашиваю их: ну, что там все-таки такое? Они ответили: есть разлом земной коры, а также явления, которые наука на сегодняшний момент объяснить не может. Почти сразу за ними приезжали военные, тоже стояли в лесу. Музыку гоняли круглые сутки, как на дискотеке. Ну а потом уже пошел поток – всех не упомнишь. Одна приехала в белорусском национальном костюме, тогда на Сылве еще лед стоял. Я ей: ну куда ты собралась, рано еще. А она ни в какую, вези, говорит, плачу любые деньги. Мне, говорит, инопланетяне встречу назначили. Уговорила, еле переправились, ушла, помахала рукой, и больше я ее не видел.Водил Бачурин в Зону целителей, магов, йогов, даже тибетских монахов, высокого китайца, который станцевал странный танец в Зоне и уехал, пенсионерку из Канады, съемочную группу из Германии. Несколько лет в Молебке жил парень, его все звали «фээсбешник Саша, у которого собака Ганс», тоже все изучал, интересовался, а потом уехал.Николай Бачурин в тайгу собирается, как генерал на парад. Белые штаны (чтобы клещей, если сядут, было видно), синяя куртка. За поясом нож, в руках рогатина – но эта против земных тварей, если таких, не дай бог, повстречаем.– Не верь, кто скажет, что ничего не боится. Чего человек больше всего боится? Неизвестности. По дороге заходим к пермскому бизнесмену Валерию Якимову. Обычный семейный завтрак. Валерий, его жена и двое сыновей 3 и 5 лет вспоминают, в каких видах им являлось необычное в Молебке.– Гантеля такая висит в небе, а летом «сигары» видели. Ну и обычные тарелки, конечно, – обыденно перечисляет старший, дожевывая бутерброд.Бизнесмен Якимов в лес ходит на снегоходах, вездеходах, вооруженный бомбо- и мино­искателями, приборами ночного видения, биноклями, фото- и видеотехникой. Наверное, из уважения к технической оснащенности НЛО являются его семье чаще, чем другим.ЗонаПереправились через речку, вошли в лес.– После входа в Зону сразу почувствуете легкость какую-то, – напутствует меня Николай Григорьевич, пока мы карабкаемся в горку.60-летний Николай Григорьевич всю дорогу рассказывает мне про советское житье-бытье. Минут через 30 я понимаю, что, если бы компартия, из которой Николай Григорьевич не вышел по сей день, поставила перед ним задачу засеять яровыми или озимыми Луну или Марс, он бы справился.– Доставай мобильник, здесь можно позвонить, – говорит Николай Григорьевич, имея в виду «телефонную будку» – горку, на которой по непонятным науке причинам есть мобильная связь, хотя ближайшая вышка находится очень далеко.Но испытание первого чуда сорвалось – у меня села трубка. Проводник вдруг начал как-то слишком уж усиленно меня успокаивать:– Авось нормально все будет… – и тут же рассказал, как на этом месте у него остановились цифровые часы и компас. Компас ожил через два месяца, а часы пришлось выкинуть.Николай Григорьевич – охотник и, в отличие от меня, по дороге видит все.– Странно, кто-то уже здесь побывал, хотя для туристов еще не сезон, – показывает сталкер мне примятую траву.По дороге еще встречаем следы, похожие на барсучьи, лисьи, лосиные и, простите, человечьи.Центр Зоны у уфологов почему-то называется Поляной ужасов. Из «ужасов» я вижу только крапиву. Фотографируемся. Обнаруживаем следы стоянок. По счастью, туристских.Следующая «аномалия» на карте – пирамидки. Развалины чьих-то жилищ. Местные долго и с успехом продавали «экспонаты» с пирамидок как НЛО-стафф – осколки, камушки, куски металлов. Потом на этом самом месте нашли ржавый гвоздь и осколки граненого стакана. Еще позже выяснилось, что здесь жили обычные земные люди, которые потом переехали в Молебку. Бизнес прекратился.Маршрут до Сылвы и обратно выматывает. Идти тяжеловато. Но не так, как у некоторых посетителей Зоны, которые падают, бьются в конвульсиях, плачут. «Зона не пускает», – говорят одни. «Психи», – уверены другие.Других аномалий мы в Зоне не видели. Ну и ладно. Тарелочки любопытны только как миф. Ну или как туристический объект.24,06,2008http://www.sobesednik.ru/archive/sb/24_2008/nlo_poisk/