CANSCOUNCIL

Я волшебник: дар или проклятие?..

Андрей Явный медитирует, привлекая к себе позитивные силы ВселеннойС Андреем Явным, львовским целителем, ясновидящим,

астрологом, магом читатели «Оракула» знакомы давно. Ему адресовано едва ли не наибольшее количество писем из нашей почты – с просьбами о помощи, с вопросами, в которых люди сами не в силах разобраться, на его статьи всегда приходит множество откликов. Многое Андрей рассказал о себе в давнем интервью «Мольфары синих Карпат». Но вопросов, как всегда, больше, чем ответов. – С чего начинается путь мага? И как он начался у тебя? Ведь ты рос в непростой семье: бабушка – волшебница, ворожея, целительница, как у вас называют, мольфарка… – Да, конечно, у истоков стоит бабушка, Анастасия Явная, светлая ей память. Она была человеком очень простым, без всякого образования так уж сложилось, но обладала колоссальным житейским опытом, мудростью. И – магическими способностями, переданными по наследству. Потому вся жизнь семьи (мои родители, старший брат и я) как-то подстраивалась под бабушкины занятия. Главное было – не помешать ей: когда она принимала людей, готовила снадобья, вершила обряды. В общем, в волшбе как таковой я не видел ничего особенного: для меня это было естественной, неотъемлемой частью жизни. А бабушка до поры-до времени меня никак не выделяла, не учила. Потому лет до шести-семи я был уверен, что такой же, как все. Постепенно выяснилось, что это не так. Я пытался с друзьями-сверстниками обсуждать то, что воспринимал, слышал, ощущал – и оказывалось, что для них мир выглядит иначе. И сны мне снятся не такие, как ребятам, и будущее предвидеть они не могут… А у меня были очень яркие вспышки предчувствий, вечно я лез к кому-то из приятелей с предупреждениями – и получал по носу. Я видел какие-то свечения, ауры – поначалу спонтанно: способность появлялась, пропадала, потом я научился ею управлять. Мне казалось, что это нормально, так у всех – а меня стали побаиваться, обходили стороной. И друзья-одногодки, и их родители: я казался им сумасшедшим, уродом… И, знаешь, первое время мне было до слез обидно, я чувствовал себя белой вороной! Думал: зачем мне все это, почему для меня все настолько сложнее, чем для других?! Пытался в себе все это давить: конечно же, не получилось… Позже эта обида временами вновь возникала, захлестывала – я даже пытался как-то жить без магии… – И долго удавалось продержаться? – Нет, конечно: неделю-другую. Себя не переделаешь, природу не обманешь. Тем более – магическую. – Итак, способности – врожденные. А бабушка чему-то учила, что-то объясняла? – Разумеется! Именно она и объяснила все. Рассказала историю нашего рода, его миссию – и мою, соответственно. Собственно, ее воспитание состояло в том, что она прививала мне внутреннюю дисциплину, необходимую для занятий магией. Ведь приходится от очень многого отказываться, постоянно держать себя в узде. Ну и, конечно, бабушка обучала ритуалам и обрядам, что структурировало, систематизировало врожденные способности. На какие-то вопросы, которые постоянно возникали у меня, бабушка могла ответить, но на очень многие – не могла или не хотела. Приходилось разбираться самому, развивать интуицию, очень много читать… Мне кажется, таким и должно быть становление мага: некоторая поддержка Учителя – и колоссальная доля собственной работы. Так учишься доверять себе, обретаешь веру в себя. И становишься все сильнее и сильнее. – А кроме бабушки были учителя? – Да, я учился в частном институте, который, к сожалению, просуществовал недолго: Калифорнийский университет открыл отделение в Москве. Мы изучали философию, теософию, теологию, астрологию, таинства Таро – причем, что особенно интересно, с научной точки зрения. Потом учился в Нью-Йоркском университете, изучал Паблик рилейшен, а затем – в Магдебургском Университете Отто-Вон-Гурека закончил факультет менеджмента и топ-управления. – Своеобразный выбор учебных заведений для мага… – Мне было интересно, вовсе не хотелось сосредотачиваться только на «астральной» стороне жизни. Тем более, что магией, целительством я не зарабатываю: если человек может заплатить – платит, сколько считает нужным или сколько способен. Не может – не отказывать же ему в помощи. – И чем ты, извини, зарабатываешь? – Бизнес-консультированием крупных предприятий, например. Я работаю на сегодняшний день в Правительстве Украины, причем, в одном из самых влиятельных комитетов Верховного совета, пишу законопроекты. А вообще, много чем занимался: играл в театре, писал музыку, пел. Между прочим, торговал на базаре: в самые голодные годы, когда бабушка умерла, а по перестроечным временам родители почти ничего не зарабатывали я, четырнадцатилетний, таким образом помогал семье. В свое время прошел курс психоанализа, работал какое-то время в психиатрической клинике. Это оказался потрясающий опыт: я собирал группы больных и разыгрывал с ними психодрамы, они давали прекрасный результат… Там, кстати, была одна больная, которую я буду помнить до конца жизни. Маленькая, сухонькая женщина средних лет, очень миловидная, с огромными, широко распахнутыми глазами: она пришла к нам сама, жалуясь, что чувствует себя Девой Марией. Считала это сумасшествием, навязчивой идеей, бредом. Удивительно пела: каждый день подходила к окну своей палаты – и нежным-нежным тонким голоском пела. Собирались больные, санитары, врачи – слушали заворожено, пока она не умолкала. Ей пытались помочь обычными средствами, вели психотерапевтические беседы – не помогало. Она ужасно боялась себя саму, эту свою «идею». И тогда я провел с ней определенные обряды, отчитывал псалмы, помогая снять страх, принять себя такой, какая есть. Ведь Богоматерь в определенном смысле «живет» в каждом, отчего не предположить и не поверить, что в этой чистой женщине Она проявила Себя сильнее, чем в других? Моя пациентка успокоилась и покинула больницу. Это был как раз тот период, когда я очередной раз попытался заниматься чем угодно, только не магией. Во-первых, страшно уставал, постоянно отдавая силы, а главное – нарастал внутренний протест, казалось, что мне все это навязали: этот дар, эту жизнь! Я бы выбрал совсем другое! – А как ты думаешь, на самом деле – ты сам выбрал эту судьбу? До рождения? – Разумеется. Конечно, сам. И другой судьбы не мыслю – даже когда смертельно устаю. В глубине души я прекрасно понимаю, что мои мальчишеские протесты – просто часть пути, болезненные состояния, которые надо пережить, избыть. Не зря же каждый раз возникают обстоятельства, как с той больной, вообразившей себя Богоматерью, когда я волей-неволей к магии возвращаюсь. Большой радости это не приносит. То есть, конечно, то, что удается помочь человеку, а помог я, на самом деле, сотням людей, радует. Но я продолжаю ощущать себя… как бы поточнее… обреченным на этот путь. Хотя твердо знаю, что другого для меня нет. – Чего тебе не хватает? Времени на себя. На личное счастье. Свободы. Я расплачиваюсь собой… – Ты говоришь, что радуешься, помогая людям. Всем удается помочь? – Нет, конечно! Если человек стремится сам что-то делать, хочет меняться – все получится. Если же ко мне являются с готовым диагнозом «снимите порчу», а я вижу, что человек попросту пальцем о палец ударить не желает, – какая может быть помощь? Меня же не обманешь слезливыми историями о врожденной неудачливости: магу причины проблемы видны всегда. И я знаю, где настоящая порча, где наказание за какое-то прегрешение, где кармическая проблема, а где элементарное нежелание трудиться, преодолевать препятствия, отвечать за себя, поиски волшебника, который махнет палочкой – и превратит дурнушку в принцессу. Когда душа инертна – никакой маг не поможет. – Каковы истинные причины наших бед и проблем? Треть – наказание за грехи или испытание, ниспосланное Свыше. Треть – родовые, кармические проблемы. Треть – внешнее негативное воздействие, та самая пресловутая порча. И еще десять процентов – случайность. Скажем так: угодила в человека астральная пуля, не в него пущенная. – Ты человек глубоко верующий, был среди тех, кому доверили встречать папу Римского Иоанна-Павла II, когда он приезжал во Львов. И при этом занимаешься магией, что церковью, мягко говоря, не приветствуется. – Знаешь, для меня нет никакого противоречия между религией и магией. Религиозные обряды – тоже магия, и очень мощная. На мой взгляд, это разделение искусственно, оно – для того, чтобы отсечь шарлатанов и непосвященных. – Кстати, о посвященных. Насколько я знаю, ты состоишь в тайном оккультном обществе, причем не в одном, даже возглавляешь… – Прости, тут я многое не вправе открывать. Могу рассказать следующее. Есть такая организация – Магический Союз, возникшая больше ста лет назад из объединения нескольких Орденов: Орден Месраима, Орден Великой Ложи, Орден Трех Альфа, Масоны, древний Орден друидов и некоторые другие. На сегодняшний день Союз представляет собой ряд эзотерических, теософских, философских объединений, разделенных по разным школам, цель которых – проникновение в суть Природы, в архитектуру Мироздания. Они обладают определенным объемом тайных знаний, которые используются во всех сферах жизни. Практически все старые учебные заведения Европы возглавляют члены Магического Союза, да и основная часть профессуры оттуда. Союз сейчас сотрудничает со многими научными институтами, идет активное взаимопроникновение, слияние знаний научных и эзотерических. – Прости, детский вопрос: а что ты можешь как маг? – Знаешь, я не проверял границы своих возможностей. Предметы двигать не могу, если тебя это интересует. У меня очень хорошая связь с природой, я могу управлять глобальными процессами – и этим, кстати, занимаюсь. Видишь ли, мое главное предназначение – держать равновесие мира, как ни высокопарно это звучит. В архитектуре Мироздания заложена некая погрешность: наверное, иначе не было бы у человека свободы воли. И время от времени, благодаря этой самой свободе, человечество до такой степени сдвигает баланс сил Света и Тьмы, что мир может рухнуть. В эти моменты я и маги моего уровня проводят определенные ритуалы, выправляя ситуацию. Вообще, в моем понимании, маги – проводники Высшей, Божьей воли и хранители людей. Не зря раньше в любой деревеньке был свой маг, колдун, шаман: пастырь человеческий. Тот, кто способен и помочь, и вылечить, и научить людей правильно жить, правильно видеть мир. – А ты можешь этому научить? – Конечно. И в этом вижу одну из главных своих задач. В любом человеке есть магический потенциал – нужен учитель, который поможет его раскрыть, научит им пользоваться. Разумеется, очень важно совершить поворот в сознании: но этого мало, если существуют какие-то кармические узлы. Тут необходимо овладеть некими ритуалами, причем, очень важно понимать, что и зачем ты делаешь в тот или иной момент, что означает каждый элемент обряда. Вот такое сочетание психологии и магии как раз и дает главный эффект: выправляет карму, меняет судьбу. Я не обещаю, что жизнь после этого превратится в бесконечный праздник, а карманы сами собой наполнятся золотом. Но человек получит ключ к решению своих проблем, научится находить выход из любой ситуации. Я могу помочь раскрыть сознание, освоить определенные обряды и ритуалы – этого достаточно, чтобы жизнь изменилась к лучшему, резко расширились возможности. Словом, чтобы человек поднялся на принципиально новую ступень. Начал по-настоящему жить: так, чтобы в жизни не осталось место ни скуке, ни глухой безысходности. – Ты – ясновидящий. А твое будущее тебе открыто? – Если Бог даст, и я доживу до 33 лет, произойдет инициация – и я стану великим магом. – Что это значит? – Пока не знаю. То, что открывается после той инициации, никому, не прошедшему ее, неведомо. Знаю одно: на этом закончится путь ученичества. – То есть ты, несмотря на все достигнутое, считаешь себя учеником? – Конечно! Сомнения, метания, терзания – это ученичество, испытания. Но, может быть, великого мага ждут еще большие сомнения – откуда нам знать?.. Во всяком случае, я обрету новый, неизвестный мне пока путь. Беседовала Ольга МонаховаОракул 7,2008